SALab – Купить ламповые усилители | САЛаб – Купить ламповые усилители
SALab – Купить ламповые усилители | САЛаб – Купить ламповые усилители SALab – Купить ламповые усилители | САЛаб – Купить ламповые усилители
SALab – Купить ламповые усилители | САЛаб – Купить ламповые усилители

Где купить?

MONO AND STEREO: ОБЗОР РЕФЕРЕНСНОГО УСИЛИТЕЛЯ S.A.LAB BLACK KNIGHT REFERENCE

Автор: Артем Аватинян

Апрель 07, 2020

Обзор на MONO AND STEREO:

В конце ноября 2019-го в Москве Алексей Семин показал обновленную линейку продукции своей компании S.A.Lab. В рамках большой двухдневной презентации демонстрировались прошедшие апдейт ламповые интегрированные усилители Blackbird и Thunderbird, трехблочный Samson, интегрированный 150-ваттный Black Knight на германиевых транзисторах, новая ультимативная кабельная линейка и даже лампы, изготовленные по заказу компании и с ее логотипом…

 

Все усилители можно было послушать в системах разного уровня. Флагман лампового семейства S.A.Lab — Hercules (третье поколение «силача») к презентации не подоспел, усилитель пока в работе.

В числе новинок демонстрировался трехкомпонентный усилитель класса state-of-the-art на германиевых транзисторах Black Knight Reference, что стало главным событием презентации и мировой премьерой продукта.

В конце февраля текущего года S.A.Lab представила пополнение германиевой линейки в виде 2-блочных (с отдельным источником питания) фонокорректора и усилителя для наушников.

Для меня не стали неожиданностью ни приглашение на мероприятие, ни премьера Black Knight Reference, ведь в течение более десяти лет Алексей держит меня в курсе всего, что происходит в его компании, во всяком случае, того, что касается ее продукции. Среди гостей презентации был Николо Фаби, бизнес партнер Алексея Семина, представляющий технику S.A.Lab в странах Западной Европы.

 

Около двух лет назад я слушал и тестировал интегрированный 150-ваттник Black Knight, и, конечно же, знал, что Алексей работает над Black Knight Reference, «большим германцем», как тогда он его назвал. «400 Вт на германии», — помню, сказал он, очевидно, рассчитывая, что слова произведут впечатление. Так или иначе, понятно, что история аудиотехники — с большой вероятностью, не только домашней — не знала ничего подобного. Ладно бы еще 10 или 15 германиевых ватт, а тут 150 и следом 400!

 

Чем же обусловлено обращение Алексея Семина к такому «замшелому», ныне, кажется, полностью забытому элементу, как германиевый транзистор?

Что стоит за этим? Точный расчет, подсказывающий, что на этом элементе можно сделать что-то очень хорошее? Инженерная или звуковая интуиция многоопытного инженера самой высокой квалификации?

 

Может быть, ожидание какой-то особой реакции рынка High End? Или же попытка произвести впечатление на составителей книги рекордов Гиннеса?

 

Последнее, впрочем, маловероятно: где «германец» S.A.Lab — и где все эти достижения тех, кто дальше плюнул или больше проглотил еды в единицу времени…

 

Большинство людей полагается на позитивную роль и мудрость рынка, который обязан аккумулировать и проводить в жизнь все лучшее и самое прогрессивное. Наверное, так и происходит. Вместе с тем — если говорить по интересующей нас теме — тот же умный рынок в свое время убрал со сцены электровакуумную лампу и грампластинку, которые спустя годы вывел из искусственной комы.

Первой в числе прочего не хватило способностей по наращиванию мощности, вторая была признана отсталой в плане динамического диапазона, шумов и пользовательских удобств.

 

Подобные возвращения из небытия я объясняю не столько зоркостью бизнеса, сколько упрямством человеческой природы, в которой рынок, как видно, пока не разобрался.

Германиевый транзистор не угодил, видимо, тем же, чем и лампа. Мощность превыше всего, к тому же изделия на германии сложнее ставить на поток.

 

Сегодня можно найти любительские решения на германии — в подавляющем большинстве это реализации старых схем. Соответствующих серийных изделий на рынке не было больше полувека. Не было до появления первого «германца» S.A.Lab около двух лет назад.

 

Единичные усилители на германиевых транзисторах в прейскуранте S.A.Lab, разумеется, не дают оснований говорить о новой «старой» тенденции в схемотехнике в мировом масштабе — капля германия в море кремния ничего не решает, да и параллели с винилом или лампой неуместны. Однако интерес к германию, по крайней мере, хорошо согласуется с инженерной и человеческой природой главы S.A.Lab.

 

Авторы аудио ревю, подобных этому, традиционно рассказывают о создателях рассматриваемой техники. Скудость такого рода сведений об Алексее Семине обусловлена тем, что значительная часть его профессиональной жизни была связана сначала с военно-инженерным высшим учебным заведением, а затем — закрытым предприятием (или лабораторией), имеющим отношение к структурам советского и российского министерства обороны, точнее, ее генерального штаба.

На вопрос, имела ли эта деятельность отношение к аудиотехнике, Алексей с полуулыбкой отвечал: нет, конечно.

 

Надо, однако, думать, что работа там — хорошая предпосылка к тому, чтобы с мыслями и руками все было в порядке. Да и природа, как видно, сделала свою часть работы. За рамками не подлежащей огласке деятельности в жизни Алексея Семина важное место занимало создание усилительной техники. По его словам, он делал ее всегда, едва ли не столько, сколько себя помнит.

 

В разное время он проявлял интерес и к транзистору, и к лампе. Как можно видеть, сегодня ламповая техника — основа каталога S.A.Lab

Алексей рассказывал мне о том, почему предпочитает старые лампы новым, с сожалением говорил об исчезновении старых технологий и производств… Впрочем, в последние годы он все чаще строит технику на относительно новых лампах, зачастую, без аудиофильской истории и специализации. Например, на советской «телевизионной» 6п36с, которая впечатляюще работает в Samson’е и Hercules’е. Но и в этом случае, даты производства ламп редко поднимаются выше 1970-х.

 

По словам Алексея, он «переболел» прямонакальными триодами, свидетельства чему — грандиозный пятиблочный комплект Erato на мощном триоде ГУ-80 и трехблочный Ligeia на британской 14D13.

 

В транзисторной линии S.A.Lab весьма интересен интегрированный White Knight, в котором напряжение усиливалось трансформатором уникальной конструкции («мы могли бы патентовать это изделие»), ток — транзисторным выходным каскадом, а для термостабилизации применялись специальные текучие компаунды; White Knight первого поколения в связке с TAD CR1 — один из лучших усилителей и лучших сочетаний из всех, что мне доводилось слушать.

THE GERMANIUM

 

И вот теперь германий. Впервые я услышал от Алексея о германиевом транзисторе года три назад. «Делаю усилитель на германии», — обронил он. Продолжения не последовало: мол, сделаю, послушаем, что получилось, тогда и поговорим.

 

Я спрашивал Алексея Семина, что же в германиевом транзисторе он увидел хорошего с чисто технической, технологической точки зрения, того, благодаря чему он рассчитывал получить звучание особых достоинств.

 

«Фактически германий намного лучше приспособлен к работе со звуковым сигналом, чем кремний. В нем гораздо выше подвижность носителей. Если в кремнии коллектор то открыт, то закрыт, то в германии он постоянно открыт. Только вот конкурентную мощность на нем получить сложно. Между переходами должна быть какая-то изоляция, чтобы не возникало пробоя. Если в случае кремния сделать ее несложно, то для германия это всегда было проблемой».

Алексей прав в оценке преимуществ германия. Действительно, как химический элемент (32-й в периодической таблице) германий намного превосходит кремний по подвижности электронов и дырок.

 

А также, по длине свободного пробега электрона — в среднем, в 3 раза по этим параметрам, он имеет меньшую ширину запрещенной зоны. Анализ падения напряжения на p-n и n-p переходах говорит о том, что германий ведет себя как проводник лучше, чем кремний, следовательно, германиевый усилительный каскад имеет меньшие потери энергии. У германия существенно ниже переключательные искажения, что в случае кремния решается лишь переводом выходного каскада в класс А с соответствующими более высокими затратами. Немалые вложения в германиевые проекты обусловлены другими факторами.

 

С некоторого времени на мировом рынке стал ощущаться дефицит германиевых транзисторов, производство которых было остановлено, и не возобновлено, как это случилось с лампами.

 

Однако вряд ли это стало причиной отказа от него индустрии. Здесь, как везде: нет спроса, нет и предложения, и наоборот. В отличие от остального мира, в России германиевые транзисторы ряда серий продолжали выпускаться вплоть до рубежа тысячелетий. Алексею удалось приобрести очень большую партию (20 000 штук) советских транзисторов 1T813, произведенных в последние полторы декады прошлого столетия, и он имеет возможность отбирать из них пары для своих «германцев».

 

Алексей коснулся истории транзиторной схемотехники и причин перехода производителей с германия на кремний. «По понятным причинам германий был вытеснен кремнием, который начал доминировать уже с конца 1960-х. Кремниевые транзисторы намного надежнее и технологичнее, на них намного проще получить достаточную по современным меркам мощность. Не существовало усилителя на германии мощностью более 100 Вт. Хотя, возможно, и были какие-то отдельные более мощные концертные экземпляры.

 

За пределами домашнего аудио на германии делались некие ВЧ- и СВЧ-устройства... Но сами транзисторы часто оставляли желать лучшего, в том числе, по звучанию. На 20 кГц их усиление приближалось к 1. Что касается рабочей температуры, то кремний сохраняет работоспособность при нагреве до 150 градусов, а 100 — его рабочая температура, тогда как германий уже при 80 летит в мусорное ведро. Для кремния же 80 градусов — то, что надо, оптимум».

«В прежние времена не было высоковольтных германиевых транзисторов. Хотя и теоретически и по звучанию германий лучше подходит для домашнего аудио, практически все преимущества нивелируются его капризностью. История германия — не столько история схемотехники, сколько история термодинамики и поиска путей поддержания работоспособности этого элемента. Для германиевого транзистора нужен очень большой радиатор, нужны особые меры по стабилизации рабочей температуры. Изначально я понимал это недостаточно ясно. Долгое время мне не удавалось обуздать его нрав, сделать работающими тепловые и токовые зависимости и связи. Пришлось искать подходы к термостабилизации и ограничению тока драйверов и выходных транзисторов».

 

Начальная настройка схемы Black Knight (сначала интегрированного) заняла более 2 лет. Эта работа, по признанию Алексея, состояла преимущественно из разочарований — «ни один наш усилитель мы не разрабатывали так долго и непросто».

Сначала S.A.Lab показала 50-ваттный германиевый интегральник Black Knight. Последующие два поколения этого усилителя добавляли по 50 Вт к предыдущим, и сегодня в производственной программе компании представлен полный усилитель Black Knight с выходной мощностью 150 Вт на 4 Ома.

 

При проектировании Black Knight Reference Алексей Семин отталкивался от того, что было достигнуто в процессе работы над малым германцем. По его словам, «эти усилители схемотехнически очень похожи».

 

Выходные каскады и драйверы обеих моделей построены на советских германиевых транзисторах 1T813. В усилителях отсутствует общая ООС — для Алексея Семина это момент принципиальный.

Tipping-up heat sink

В более мощном Black Knight Reference на выходе работает больше транзисторов, что повлекло за собой проектирование более объемных плат, теплоотводов и источников питания, и в конечном итоге — принятия общей трехблочной архитектуры.

Power supply compartment

Исключительно важной стала реализация в усилителях S.A.Lab германиевой серии схемы цирклотрон. Алексей считает, что для германиевого транзистора с характерной для него равной проводимостью на p-n-p-переходах эта схема подходит лучше всего.

 

«Я обратился к цирклотрону, чтобы получить особое звуковое качество. Это наиболее сложная и затратная, но и наиболее перспективная история. Цирклотрон без ООС позволяет транзисторной схеме звучать, как минимум, не хуже ламповой. Невозможно оспорить того, что транзисторы никогда не бывают комплементарными на 100%, — комплиментарных пар попросту не существует, — а в случае цирклотрона плечи сигнала всегда комплементарны, потому что выходной каскад работает по мостовой схеме. Но для выходного каскада цирклотрона принципиально требуются два независимых источника питания. Всего в моноблоке Black Knight Reference четыре источника с учетом питания драйвера».

 

Алексей рассказывал, что ему приходится самым тщательным образом отбирать 813-е транзисторы по параметрам. «Разброс у них в рамках даже одной партии чудовищный. Коэффициент усиления колеблется от 20 до 150! С кремнием таких проблем нет — кремниевые транзисторы просто как орешки, как близнецы». Для отбора элементов был приобретен специальный прецизионный прибор советского производства.

 

Таким образом, выходной каскад и драйвер моноблока «большого германца» построены на 1Т813. Black Knight Reference сделан полностью на германии. В частности, выпрямители в блоках питания реализованы на германиевых диодах Д305.

 

В цепи питания моноблока работают конденсаторы суммарной емкостью 80 000 мкФ. На выходе стабилизаторов стоят электролиты и специальные шунтирующие пленочные конденсаторы 4 х 470 мкФ производства S.A.Lab, они установлены на кронштейнах из искусственного камня.

Rectifiers on germanium diodes

Конструктор предусмотрел многоуровневый контроль тепловых характеристик для обеспечения оптимальных режимов работы схем, а также безусловной работоспособности и надежности усилителей.

 

Для выходного каскада и блока питания сделаны массивные теплоотводы. Во время работы комплекта контроллеры постоянно отслеживают температуру выходных транзисторов и при нагреве выше 35 градусов включают бесшумные кулеры — их пять в каждом моноблоке: по два для выходного каскада и блока питания, один для драйвера.

The heat sinks are removeable and tipping-up

Температуру элементов усилителя и блока питания можно контролировать и визуально — она отображается расположенными на платах (внутри моноблока) двумя цифровыми индикаторами. Сделано это, видимо, для удобства наладки и контроля работы схем, пользовательского значения опция не имеет. С этой же целью сделаны откидывающимися платы усилителя и блока питания с соответствующими радиаторами охлаждения.

 

В компактном блоке защиты с логотипом компании размещены предохранители для четырех блоков питания. Выход из строя предохранителей индицируется свечением светодиодов.

 

Схема мягкого старта обеспечивает постепенное нарастание напряжения. Усилитель переходит в рабочее состояние приблизительно через 50 секунд после включения, что сопровождается индикацией на дисплеях.

Voltage regulation board coupled with heat sink

Принципиальная особенность стратегии S.A.Lab состоит в том, что за исключением интегрированных усилителей, остальные модели выполняются в трехблочной (реже двухблочной) компоновке: в виде комплектов, состоящих из предусилителя и моноблоков. За все время своего существования S.A.Lab предлагала очень ограниченное число отдельных усилителей мощности и предусилителей (исключения составляют фонокорректоры и предусилители с ЦАП). Причем, глава S.A.Lab реализует этот свой принцип в технике разных ценовых уровней. Таковы грандиозные Ligeia, Erato (5-блочный) и Muse’s Whisper, а также Hercules, Samson и даже недорогие Lilt. Таков и Black Knight Reference. Понятно, что, избравший этот путь инженер берет на себя работу по идеальному согласованию всего усилительного звена, не перекладывая ее на потребителя.

С этой точки зрения предусилитель Black Knight Reference — неотъемлемая часть комплекса. И, конечно же, он также полостью германиевый. В предусилителе работают несколько наименований германиевых транзисторов советского и российского производства.

S.A.Lab-Acoustic-Cables

Имеющийся здесь трансформатор, спроектированный и изготовленный S.A.Lab специально для данного проекта, усиливает напряжение с необходимой амплитудой.

 

«Теоретически трансформатор является абсолютно линейным устройством. Изготавливается он вручную, поэтому изделие это дорогое. Но, поскольку мы выпускаем штучные компоненты, сделать трансформатор для нас — не самая большая проблема».   В устройстве предусмотрены балансные трансформаторы на входе и выходе. Сигнальные выходы не запараллелены, каждый имеет отдельный буфер. Регулятор громкости реализован на танталовых резисторах.

 

В предусилителе имеется пять линейных входов: три RCA и два XLR, а также три выхода: два XLR и RCA. Есть индикатор времени наработки (Operating time counter). Питание предусилителя и моноблоков может включаться вручную или по триггеру. Моноблоки получают сигнал на балансные разъемы XLR. Есть две пары клемм для акустических систем — терминалы спроектированы и производятся компанией S.A.Lab.

Amplification board with 8 output germanium devices

Вполне согласуется с представлениями о технике класса Top End и внешний вид «рыцарей». Черты дизайна — полированный камень с окраской эмалью из линейки Ferrari, сеточки из нержавеющей стали, высококачественная кожа с прострочкой и фирменный глаз-дисплей на фронтальных стенках моноблоков. Усилители могут выпускаться не только черного цвета — в этом случае используются окраска и кожа других цветов. Свое имя усилитель, разумеется, не меняет: Knight remains Black.

 

Для удобства перемещения моноблоков (как-никак, 275 кг каждый) предусмотрена также обтянутая кожей платформа с колесиками; последние можно демонтировать и поставить вместо них иные элементы для развязки с полом.

 

По сравнению с поражающими могучей статью моноблоками предусилитель выглядит слегка сиротливо, походя на аккуратный домик у подножья башен-близнецов (не настаиваю на последней ассоциации, если она читателю неприятна).

 

Black Knight Reference, как и остальные продукты S.A.Lab, собираются полностью на производстве компании в Подмосковье. Ряд важнейших элементов, таких как силовые трансформаторы и некоторые конденсаторы, компания изготавливает сама. К слову, выходные трансформаторы всех ламповых усилителей проектируются и производятся только компанией S.A.Lab.

 

Мне представилась возможность подробно изучить звуковой нрав S.A.Lab Black Knight Reference во время продолжительных прослушиваний до и после вышеупомянутой презентации; я слушал усилитель также в комнате прослушивания в офисе S.A.Lab, в том числе, на стадии прототипа.

 

Для презентации в московском салоне Нота+ для Black Knight Reference была построена система высокого уровня с тремя источниками: проигрывателем винила Kronos Sparta с тонармом Kronos Helena и картриджем Lyra Ethna, магнитофоном Studer A 820 и проигрывателем СD Moon 750D; акустические системы — ProAc Carbon Pro Eight. Проигрывателю винила ассистировали двухблочный фонокорректор S.A.Lab из германиевой линейки (показ перед московской премьерой в конце февраля текущего года) и повышающий трансформатор S.A.Lab Step-Up Black Edition.

Будучи музыкантом, я большую часть жизни общаюсь с живой музыкой. Когда более сорока лет назад я начинал слушать музыку в записи, — сначала при помощи техники советского производства, затем — начиная втягиваться в аудиоэкспертизу — Hi-Fi разного уровня, — я осознавал, что вынужден слушать аудиотехнику каким-то другим слухом, сравнивая искусственное звучание с сохраненным слуховой памятью звуком естественным, то есть, собственно музыкой. Со временем я приспособился к этим переключениям.

 

Я обращал внимание также на то, что характерные для прослушивания аудиотехники переживания сугубо аудиофильского свойства, заключающиеся в анализе чисто звуковых аспектов, при прослушивании музыки в концертном варианте присутствуют лишь в самой незначительной степени, а то и вовсе отсутствуют

 

Сильнейшие мои впечатления от звучания относятся к тем моментам, когда не возникало необходимости «переключать» свой слух, и когда незначительность чисто аудиофильских ощущений соединялась с полнотой ощущений музыкальных. Прослушивание S.A.Lab Black Knight Reference — одно из таких явлений. Усилитель обладает уникальным даже для High End музыкальным потенциалом, являясь не просто аудиокомпонентом, а инструментом конвертации материала записи — в музыку, по ряду важнейших компонентов, почти не отличимую от живой.

 

Должен пояснить, что стоит за этим «почти». Я отнюдь не идеализирую живое звучание, которое нередко бывает откровенно неважным. И музыканты бывают в не лучшей форме, и музыкальные инструменты не «Амати» и «Блютнеры», а то и просто расстроенные, и акустика в зале не фонтан, и место для прослушивания неудобное, и настроение не то, и луна не в той фазе…

 

Музыкальную звукозапись, как таковую, необходимо воспринимать как род искусства, стремящегося к созданию совершенного звучания с идеальным балансом компонентов. Создается это звучание звукорежиссером, причем участие в процессе музыкантов во многих случаях ограничивается исполнением музыкальных произведений. Лишь в одном звукозапись всегда будет уступать живому исполнению — последнее сиюминутно и неповторимо. Уникальным и сиюминутным переживание может быть также при прослушивании записей при посредстве аудиотехники класса S.A.Lab Black Knight Reference.

 

Утверждение «вы слышите музыку такой, какой ее слышали музыканты в студии или зале», мягко говоря, неверно. Мы слышим ее такой, какой ее услышал звукорежиссер, а слышит он, скажем прямо, массу техники, собранной в студийной аппаратной. Таким образом, в записи заключена некая музыка, и задача аудиотехники состоит в том, чтобы показать, какая именно в ней содержится музыка, сколько ее там…

 

При воспроизведении разных записей Black Knight Reference при поддержке системных партнеров всякий раз извлекал из звуковой «руды» зерна музыкальной правды, то, что трогало, волновало по-настоящему, а не просто щекотало аудиофильские рецепторы.

THE SOUND OF THE MUSIC

 

Слушая оперные арии в исполнении Рене Флеминг или Лучано Паваротти (магнитофонные пленки Hemiolia Records), я не знал, как на самом деле Флеминг и Паваротти пели во время записи (да и живьем никогда их не слышал), как играл оркестр и какой именно звук студийные мониторы доносили до ушей звукорежиссера, но я ощущал голоса певцов как настоящие. Звучание было объемным, теплым и проникновенным…

 

В звуке Black Knight Reference, как таковом, почти безотносительно передаваемой музыки, есть что-то, что отличает эти усилители от множества его ламповых и транзисторных собратьев.

 

Первое, что приходит в голову — связать эту особенность с работой германиевых транзисторов в удачно найденной компоновке.

 

Очевидно, усилия Алексея Семина и его команды, непросто искавших подходы к германию, окупились результатами, которые, убежден, оценит любой слушатель, даже без аудиофильского бэкграунда.

Black Knight integrated

Это звучание, которое сразу нравится, и сразу воспринимается, как подлинное, лишенное искусственности, характерно и для интегрированного Black Knight, который я слушал много раз, отдельно от Black Knight Reference и вместе с ним, а также на стадии прототипа.

 

Особенность восприятия музыки состоит в том, что прежде чем музыкальные звуки, ритмы, тембры, созвучия и пространственные картины начинают складываться в завершенные музыкальные мысли и образы, звук ощущается, как сложноорганизованная акустическая энергия, вызывающая те или иные слуховые ощущения и разный эмоциональный отклик.

 

Сама материя звука германцев S.A.Lab естественна для слуха. Она, если можно так сказать, акустически экологична, вызывает эмоции, подобные тем, которые испытываешь, глядя на природу, красивую архитектуру, на интересное лицо или вообще что-то по-настоящему красивое…

 

400 Вт на борту S.A.Lab Black Knight Reference дают о себе знать в моменты музыкальных кульминаций, когда требуется отобразить динамический рельеф в полный рост. Атлетический звук усилителей — вполне в духе их однофамильца Hercules’а. Протяженное и постепенное нарастание звука в «Болеро» Равеля приходит к единственной в партитуре тональной модуляции и кульминации на мощному fortissimo в конце произведения, и эта драматическая точка в преподнесении германца убеждает на 100 процентов. Точно так же, как и очень тихое начало, когда на подложку абсолютной тишины накладывается сухой стук малого барабана.

 

Black Knight Reference владеет всем арсеналом звуковых инструментов. Dies irae из «Реквиема» Верди преподносится им так, словно в комнате загорается музыкальная плазма. Плотная оркестровая и хоровая ткань прошивается крупнокалиберными фугасами литавр, а настроение в целом соответствует тому, которое должны производить на человека картины страшного суда, на что и рассчитывал Верди.

 

Сразу же следом In Paradisium из «Реквиема» другого композитора — Габриеля Форе воспринимается как изысканное звуковое кружево или филигрань: на фоне волнообразных фигур в оркестре звук хора льется точно волшебный райский (Paradisium) свет с небес.

 

Чтобы оставить мнение об аудиокомпоненте, всякий захочет послушать музыку, которую любит. Авторы аудио ревю не исключение. В числе прочих я слушал грампластинки с фортепианной музыкой: А. Бенедетти-Микеланджели исполняет прелюдии Дебюсси из 1-й тетради, Г. Гульд — баховские «Гольдберг-вариации» (запись 1955 года), Горовиц — пьесы Шумана («The Last Concert in Hamburg»), а Э. Гилельс — 3-й концерт Бетховена с Кливлендским симфоническим оркестром под управлением Дж. Сэлла.

Все здесь разное, кроме формального наличия рояля: музыка, разные  мастера клавиатуры, рояли, разное время записи, звукорежиссура, разные художественные пространства... Всякий раз я слышал, что система с Black Knight Reference ничего не усредняет, не приводит музыку к общему знаменателю и не выводит средней температуры по госпиталю.

 

В передаче усилителей музыка имеет присущий ее эстетический заряд. Ощущалось не только звучание разных роялей, но и индивидуальный звук Микеланджели (искусство светотени и удивительная тонкость туше), Гульда (всепроникающая экспрессия), Горовица (уникальный гамбургский Steinway, на котором «последний романтик» играл в концертах и записывался в течение более полувека) и Гилельса (неповторимый золотой звук, мудрость, благородство и совершенство трактовки)…

 

Отсутствие звукового схематизма — это ценнейшее качество Black Knight Reference проявлялось при трансляции разной музыки.

 

Способность передавать широчайшую тембровую палитру во всех частотных регистрах и формировать разнообразные уникальные акустические пространства, а также огромный динамический ресурс и безупречный контроль нижнего регистра усилитель демонстрировал, когда проигрывались диски из великолепной органной серии Musikproduktion Dabringhaus und Grimm. Сами пластинки и то, как они звучали — настоящий праздник для любителей органной музыки.

Звучание пластинок Meet You At Jazz Corner of the World Арта Блейки и ансамбля Jazz Messengers — вполне в духе полупрофессиональных клубных записей. Black Knight Reference свободно передавал непринужденную и эмоционально заряженную атмосферу, наполнявшую нью-йоркский клуб Вirdland 14 сентября 1960 года, то, как музыканты свободно перемещаются на сцене и относительно микрофонов, из-за чего звук временами то светлеет, то как бы уходит в тень, всю ту нестудийность, некоторую непричесанность и шероховатость звука, которых нет в студийных альбомах, нередко звучащих слишком упорядоченно и даже чуточку стерильно.

 

Видимо, не зря диски Meet You At Jazz Corner of the World считаются одними из лучших живых записей в дискографии Jazz Messengers.

Стоило ли трудиться, непросто решая инженерные задачи для имплементации германиевой идеи в реальных аудиокомпонентах? Ответ со всей очевидностью следует из сказанного выше. S.A.Lab Black Knight Reference — усилительный комплекс самого высокого инженерного уровня, который определяется не только самим фактом использования германиевых транзисторов и полученной на них беспрецедентно высокой мощностью, но и классом разработки в общем и деталях, а также безупречным качеством исполнения.

Хотелось бы еще раз сказать об общей ДНК у Black Knight Reference и интегрированного Black Black. Последний стóит более чем в 10 раз меньше Reference, что должно заинтересовать желающих ощутить звуковую магию германцев S.A.Lab. Если очень высокая стоимость Black Knight Reference представляется конкурентной, то цена малого германца — привлекательной.

Разумеется, делалось все, в конечно итоге, для звука. Никому не потребуется напрягать слух и воображение, чтобы получить представление о выдающейся музыкальности усилителей.

 

Целью High End-аудио всегда было достижение иллюзии отсутствия в комнате прослушивания железа, но присутствия музыки. Алексей Семин предложил на редкость убедительное решение этой задачи в виде своего грандиозного Black Knight Reference, творящего живую музыку, Nothing but Music, в соответствии с тем, какая музыка заключена в записи.

 

Артем Аватинян

ЦЕНА

 

300 000 EUR

Страница продукта:

ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ

 

•  Выходная мощность (4/8 Ом), Вт — 400/200

•  Габариты предусилителя, мм — 150 х 480 х 450

•  Габариты моноблока, мм — 1050 х 440 х 880

•  Масса предусилителя, кг — 21

•  Масса моноблока, кг — 275

КОНТАКТЫ

 

S.A.Lab

Ореховый бульвар, 71

Москва

Россия

 

Сайт:  http://salaboratory.com/

Email: info@salaboratory.com

Email:  asyomin@bk.ru

Instagram:  https://www.instagram.com/salaboratory/

Телефон: +7 916 678 00 70 (WhatsApp), +7 926 389 37 55

SALab – Купить ламповые усилители | САЛаб – Купить ламповые усилители
SALab – Купить ламповые усилители | САЛаб – Купить ламповые усилители SALab – Купить ламповые усилители | САЛаб – Купить ламповые усилители SALab – Купить ламповые усилители | САЛаб – Купить ламповые усилители

All rights reserved. Все права защищены.

Находясь на сайте Вы соглашаетесь с:

Политикой конфиденциальности

Звуковая лаборатория   |   www.salaboratory.com

Где купить?

FAQ

© Copyright by Gotomedia

Фонокорректоры

Трансформаторы