Где купить?

6MOONS AUDIO REVIEWS: S.A.LAB ERATO

Supreme creature

 

Five-block amplifier system S.A.Lab Erato

 

Reviewer: Artjom Avatinjan

Source: dCS STT Scarlatti (CD-transport), dCS SDC Scarlatti (DAC), McIntosh MCD500 (CD/SACD-player), Michell Orbe SE (turntable) with SME 4 (tonearm) and Lyra Helikon (MC- cartridge); EAR 834 Delux, SA Lab Level Zero Phono (phono preamplifiers), Lyra Erodion (step-up transformer).

Loudspeakers: Wilson Audio Sophia Series 3, Tannoy Westminster Royal, Tannoy Kingdom Royal, Tannoy Canterbury SE, ProAc Carbon Pro Eight

Cables: XLO Signature, S.A.Lab Interconnect, Shunyata Research Python-IC (interconnect), XLO Ultra+, Shunyata Research Python-SP (for loudspeakers), Purist Audio Design Corvus, GTS-System (power cables)

Equipment rack: TAOC

Review component retail: 5 000 000 руб.

Моему активному интересу к творчеству российского аудиоинженера, разработчика аппаратуры S.A.Lab Алексея Семина предшествовало знакомство с мнениями о его технике экспертов и аудиофилов, а также личное общение с ним. Было бы вполне естественно предположить, что за названием S.A.Lab скрывается «Лаборатория Алексея Семина». Однако Алексею, как видно, не по нраву компания «имени себя»: S.A. — это Sound Analysis.

S.A.LAB ERATO

 

Моему активному интересу к творчеству российского аудиоинженера, разработчика аппаратуры S.A.Lab Алексея Семина предшествовало знакомство с мнениями о его технике экспертов и аудиофилов, а также личное общение с ним. Было бы вполне естественно предположить, что за названием S.A.Lab скрывается «Лаборатория Алексея Семина». Однако Алексею, как видно, не по нраву компания «имени себя»: S.A. — это Sound Analysis.

 

Бренд S.A.Lab увидел свет в 2002. В этом же году на московском Hi-Fi-шоу состоялась премьера продукции соответствующей марки. В настоящее время в прейскуранте S.A.Lab представлены моноблоки, предусилители, фонокорректор, ЦАП, CD-транспорт, кабели. Наиболее интересная часть деятельности компании — усилители. В случае S.A.Lab не вполне верно говорить о прейскуранте, поскольку бренд ориентируется не на продуктовые серии и объемы продаж, а на авторское аудио, создаваемое по уникальным проектам, иногда под заказ и при творческом участии заказчика. Ряд компонентов S.A.Lab— в частности, грандиозная пятиблочная усилительная система Erato, которой посвящено настоящее ревю, — по-настоящему бескомпромиссного уровня. Аудиотехника, фигурирующая на сайте www.salaboratory.com, — не обычная много- или малотиражная, пусть и довольно дорогая продукция, а скорее отчет о сделанном, своеобразная виртуальная аудиогалерея, цель которой — не столько предлагать что-то купить, сколько давать представление о возможностях аудиоинженера, его принципах и подходах.

 

Семин — аудиофил с многолетним стажем. Интересоваться аудио и конструировать он начал в юношестве. В прошлом офицер одной из российских спецслужб, дипломированный инженер с очень большим опытом, Алексей много лет проработал в системе российской оборонной промышленности. В настоящее время он имеет возможность не ставить свою деятельность аудиоконструктора полностью на бизнес рельсы, что, конечно же, способствует раскрепощению творческой мысли.

 

Продукция S.A.Lab становилась частью высококлассных систем, в т.ч. класса TopEnd, как в России, так и за ее пределами.

 

Важная особенность стратегии, лежащей в основе деятельности компании, заключается в том, что Семин избегает применять в своей технике современную серийную элементную базу, отдавая предпочтение старым деталям. Дело, разумеется, не в том, что «раньше все было лучше» — и трава была более зеленой, и мороженое более вкусным — а в том, что по аргументированному мнению Алексея Семина, в современных элементах (лампах, конденсаторах и т.д.) заложены технологические компромиссы, обусловленные необходимостью снижать цену, оптимизировать производство и т.д., и в конечном счете эти компромиссы не лучшим образом сказываются на способности аудиотехники пробуждать в слушателе живые музыкальные эмоции.

 

Существует немало людей, которым близка эта позиция. Использование только прямонакальных ламп, выпущенных преимущественно в первых двух третях прошлого века, в однотактной схеме класса А — не что иное, как виртуальный аналог машины времени, способной перенести слушателя в неповторимую акустическую атмосферу прошлого. Было бы несправедливым не замечать зачастую неоспоримых преимуществ «винтажного» подхода, который, как мне кажется, является своеобразной реакцией ойкумены на доминирование разума, стремящегося объявить своей функцией, оцифровать все и вся: душевные движения, приязнь, красоту, любовь, наконец…

 

ОТ АВТОРА

 

— Откуда любовь к старым деталям, Алексей? Древние, но не дряхлые?

 

— С детства мне памятно выразительное звучание некоторых экземпляров старой техники. Уж не знаю, понравилось бы мне то звучание сейчас… Так или иначе, я накопил довольно много старых деталей и решил использовать в моей технике — в частности, в моноблоке Lilt — только экземпляры, произведенные до 1950-х годов.

 

LILT PREMIER

 

— А на слух все это тобой оценивалось? Ведь не все старое одинаково хорошо…

 

— За много лет сформировался большой банк деталей и соответствующих впечатлений, представлений о том, что можно и нужно применять, а что не стоит. Так что «нарисовать» можно любое звучание, исходя из представлений о том, каким оно должно быть, из представлений о звучании музыки. Все зависит от того, какое ты слышишь музыку своим внутренним слухом…

 

— Чем же на чисто техническом уровне старые детали отличаются от современных?

 

— Видишь ли, культура производства изменилась. Ведь как всегда бывает: сначала человек ставит перед собой задачу создать что-то интересное, а создав, сразу же начинает кумекать, как созданное удешевить. Тут-то и заявляют о себе компромиссы. Получается, что прежде окрыленные люди, романтики пытались чего-то достичь, а сегодня их потомки с крыльями, подрезанными временем, стремятся, в основном, упростить, оптимизировать и удешевить. Возьми хоть лучшие по отдаче прямонакальные торированные катоды, которые сейчас уже не делают вследствие их дороговизны, сложности, вредности производства и так далее…  Старое оборудование отработало свой ресурс, а новое не создается. Маркетинг, мода, удобство берут свое.

Алексей Семин

 

— Ты полагаешь, меньше стало поэтов, больше — прозаиков… А как с подбором ламп по параметрам — старые детали нередко проблемные в этом отношении?

 

— Тут затруднений как правило не возникает. Я нередко приобретаю «стоки», отлично согласованные четверки с оригинальными заводскими сертификатами подбора…

 

MAGIC TUNE

 

Впервые я познакомился с декларируемыми Семиным принципами, когда тестировал моноблоки с внешними блоками питания S.A.LabPremierLilt (tune, rhythm) для российского High End-журнала «АудиоМагазин». Этот свой усилитель (пушпульная схема, класс А, выходная мощность 4/8 Вт в зависимости от режима работы выходных ламп 6V6 или 6L6) Алексей относит к среднему уровню. Разумеется, в системе координат S.A.Lab.

 

Помню, в первые десять секунд звучания Lilt в сознании сублимировалась фраза: «не звучит, а поет». Вокальная экспрессия присуща почерку этого компонента, какую бы музыку он ни воспроизводил. Усилитель обладает очень редкой способностью передавать неповторимость, сиюминутность музыкальной интонации, возможно, главного, что есть в музыке, того, что роднит ее с живой речью. Это качество проявляется в первую очередь в музыке, имеющей акустическую природу.

 

Доминирующие особенности звучания Lilt — естественная объемность и теплота акустических тембров и на редкость изысканное преподнесение мелодических — горизонтальных структур музыки. Наиболее впечатляюще возможности этого усилителя проявляются в музыке, рождающейся при участии дыхания, потоков воздуха. Я имею в виду в первую очередь вокал, а также духовые инструменты — трубу, кларнет, саксофон, дудук, орган и др. Здесь в лучшем свете предстает главное качество звучания Lilt — раскрепощенная пластичность музыкальной нюансировки. Алексею Семину удалось решить основную задачу конструктора аппаратуры высокого уровня: добиться того, чтобы во время прослушивания записей ощущение музыки вытесняло мысли о звучании, об аудио как таковом. Уж и не знаю, в какой степени можно отнести все это на счет старых ламп и других деталей…

 

НИМФА

 

Мне довелось писать также о могучем трехблочном (предусилитель и два моноблока) комплекте Ligeia на основе выдающегося английского прямонакального триода 14D13; выходная мощность усилителя при 8/4 Ом — 45/65 Вт, высота устройств — около 80 см (только «ящик», с лампами — более метра), а масса каждого компонента — приблизительно 200 кг (все вместе — существенно больше полу тонны!).

LIGEIA

 

Лигейя — одна из Нереид, муза с музыкальной специализацией. Слово это греческого происхождения и, как и Lilt, имеет отношение к музыке (Ligeia — буквально, «мелодичный»).

 

Звучание аудиоаппаратуры класса TopEnd оценивать объективно довольно сложно, в первую очередь потому, что принцип, легко принимаемый нами для недорогой и умеренно дорогой продукции: продукт А за $500 уступает продукту В за $1000, а тот, в свою очередь, — продукту С за $5000 — перестает работать или, по крайней мере, работает довольно ограниченно и своеобразно в высших ценовых разрядах. Объяснить это можно, во-первых, тем, что звучание (если углубляться в его нюансы) — категория субъективная, и, во-вторых, тем, что для улучшения звучания в крайней верхней части шкалы качества необходимы очень большие затраты — малые приросты достигаются привлечением очень больших финансовых и интеллектуальных ресурсов. Первые знаки после запятой в числе π установлены еще в античные времена при помощи циркуля и линейки,  а для добычи тысячных и далее знаков требовалось привлекать самую передовую науку. То же самое и в спорте: нужно поработать, чтобы пробежать стометровку на сотую долю секунды быстрее или прыгнуть на сантиметр выше… И в музыке: из учеников консерватории лучше тот, который получил более высокий балл на экзамене, но как ответить на вопрос, кто лучше: Чайковский или Бетховен? В искусстве — в т.ч. в искусстве создания аудиотехники — на первый план выходят чрезвычайно важные категории: индивидуальность, стиль. Конечно же, мы не берем в расчет случаев, когда вложения явно не оправдали результата.

 

Стиль, индивидульность присущи звучанию Ligeia в очень высокой степени. Ligeiac существенно большей экспрессией, чем Lilt, преподносит мелодический аспект. Это не значит, что у Ligeia получается лучше всего вокальная музыка — усилитель сообщает вокальную выразительность любому воспроизводимому материалу. Слушая его, хочется произносить слова не только «поет бас, сопрано», но и «поет скрипка, виолончель, труба» и даже «поет рояль»…

ВЫХОДНАЯ ЛАМПА LIGEIA: 14D13

 

Как провести грань между превозносимыми стилем, индивидуальностью — и правдой? Этот вопрос ставится и в музыке, например, в контексте точности передачи исполнителем буквы и духа авторского текста. Звучание Ligeiaнельзя назвать академичным, в отличие от почерка некоторых исключительно «рассудительных» по преимуществу транзисторных образцов. Однако усилитель весьма корректно и воздушно, с убедительным балансом передавал записи рояля и большого симфонического оркестра с хором и солистами. Отвечая на вопрос об искажениях, Алексей Семин как-то сказал, что его «спектроанализатор Bruel & Kjaer просто не видел гармоник во всем диапазоне измерений»…

 

THE LORD OF THE TUBES

 

Наконец, перехожу к S.A.Lab Erato. Этот грандиозный комплект (предусилитель, два моноблока и два выходных трансформатора) и вышеупомянутый Ligeia имеют как много общего, так и немало отличий. Общее не ограничивается внешним сходством, близкими габаритами, колоссальной массой (Eratoсущественно тяжелее), а отличия — именами и метриками: мощностью, примененными лампами и т.д. Об обоих произведениях аудиоискусства лишь с оговорками можно сказать «сделано в России». Немало комплектующих и ряд важных элементов конструкции имеют зарубежное происхождение.

 

Алексей Семин завершил свой усилительный квинтет, едва поспев к прошедшему в начале ноября 2012 года MoscowHi-End Show (MHES). Здесь я в первый раз увидел и услышал этот усилительный комплект, который тогда еще не имел имени (на MHES он демонстрировался безымянно). Система Ligeia, как помним, заимствовала название у нимфы. Для поддержания традиции давать технике мифологические имена я предложил Алексею рассмотреть кандидатуру дамы из свиты Аполлона, «курирующей» лирическую и любовную поэзию: музы Эрато. Семин без колебаний одобрил соответствующую запись в «свидетельстве о рождении»…

ПЯТИБЛОЧНЫЙ УИСЛИТЕЛЬНЫЙ КОМПЛЕКС S.A.LAB ERATO

 

Формулируя идею Erato, конструктор говорил, что намеревался сделать однотактный прямонакальный усилитель с более высокой (по сравнению с Ligeia и другими его моделями) выходной мощностью: у Erato она составляет 100 Вт (на 8 Ом). Прежде Семин делал маломощные агрегаты, как правило, до 10 Вт, считая, что в большинстве случаев этой мощности для дома достаточно. Поскольку часы исправно ходят, маятник закономерно качнулся в другую сторону…

 

Алексей Семин так говорил об Erato: «Как только завершаешь что-то одно, тотчас возникает мысль сотворить нечто идеологически отличное от сделанного. Многие современные акустические системы представляют собой сложную нагрузку, им нужна более высокая мощность, поэтому я задумал сконструировать более универсальный усилитель».

 

Erato унаследовала конструктивную философию у Ligeia: здесь тоже применяется секционирование трансформаторов, разделение накалов всех ламп, стабилизированное «выпрямленное» посредством дросселей напряжение. «Я пробовал стабилизировать напряжение при помощи транзисторов, микросхем и понял, что мне это не нравится — звук смещается в нежелательную сторону…»

 

В других своих разработках — в частности, в Ligeia — Семин следовал неписанным аудиофильским канонам: повсюду в тракте использованы прямонакальные лампы, прямонакальные кенотроны, где возможно, — старые комплектующие, непростое железо в трансформаторах… В Erato он решил отказаться от кенотронов в блоке питания в пользу высоковольтных диодов Шоттки и германиевых диодов (в предусилителе). В результате звучание получилось более острым и отзывчивым. В разговоре с Алексеем я заметил, что, сама по себе более высокая мощность, вероятно, внесла значительный вклад в звуковой результат. «Но ты же сам слышишь, что на одной мощности усилители звучат по-разному», — возразил он. Все же, думаю, не стоит сбрасывать со счетов совокупности факторов, а также — возможно, в первую очередь — характера выходной лампы.

 

«Я не стремился использовать в этот раз исключительно зарубежные и непременно старые лампы. В усилителях Eratoиспользовано немало советских ламп. Вместе с тем, я решил только в крайних случаях  рассматривать образцы моложе 1970 года по причине деградации технологической базы». Мощный выходной пентод ГУ-80, работающий в триодном режиме — первая скрипка лампового ансамбля Erato — произведен в 1962. Лампа скопирована с образца Telefunken и производилась в СССР под наименованием ГУ-80, по-видимому, на трофейном оборудовании, которое, как и любое другое, подвержено старению и износу.

ВЫХОДНАЯ ЛАМПА ERATO: ГУ-80

 

Звучание Ligeia воспринималось как спокойное, умиротворенное, без взрывного драматизма, и вместе с тем, как ярко индивидуальное и, пожалуй… слишком красивое. Если вообще можно говорить об избытке красоты. Комплекту Eratoконструктор привил более динамичный и вместе с тем существенно более нейтральный и академичный голос.

 

«ГУ-80 в триодном включение напоминает мою любимую 300B. Звучание ГУ-80, что называется, правильное, нейтральное, тогда как большинство высоковольтных ламп с высоким внутренним сопротивлением довольно специфичны, т.е. не нейтральны. В этот раз я обращал внимание не столько на звуковой характер и год выпуска ламп, сколько на гармонизацию всего лампового комплекта, подбор элементов, хорошо сочетающихся друг с другом. Скажем, в качестве драйвера с той или иной лампой могут работать три-четыре других, но в зависимости от комбинаций звучание варьируется, подчас весьма сильно. Другими словами, важно найти, в том числе, на слух, — а может быть, в первую очередь на слух — наиболее предпочтительное партнерство. Беспроигрышный кандидат на роль драйвера для ГУ-80 — это 300 B, которая позволяет получить огромный раскрыв, большое усиление за счет предыдущего каскада и очень хорошую линейность. Можно было бы поставить 2A3 или другую лампу, но «трехсотка» все-таки вне конкуренции».

 

«Я не ставил перед собой задачу раскачать лампу непременно в один каскад, к чему меня могли бы подталкивать мнения, бытующие в аудиофильской среде. Да это и просто невозможно, принимая во внимание амплитуду напряжений: peak-to-peak 520 В. К тому же, считаю, важно не выходить за пределы зоны максимальной линейности лампы. Помня, что в процессе записи фонограммы, которую мы слушаем, сигнал подвергается многокаскадным преобразованиям, надо признать: каскадом больше, каскадом меньше — значения не имеет. Главное, чтобы каскады были линейные и не вносили искажений».

ERATO IS UNDER CONSTRUCTION AT WORKSHOP

 

Анодные напряжения всех ламп Erato (как и Ligeia) стабилизированы. Пятиблочная архитектура (предусилитель, два моноблока и два выходных трансформатора) обусловлена получением в рамках принятой бескомпромиссной концепции существенно более высокой мощности (напомню, мощность Ligeia более чем вдвое меньше).

 

400 Вт на аноде выходной лампы, естественно, потребовали сложных и немаленьких выходных трансформаторов, которые сделаны в виде двух отдельных блоков с габаритами небольшого сабвуфера и массой более 60 кг каждый.

 

Системы Erato и Ligeia идентичны по размерам, массе и (за исключением деталей) по дизайну. Я называю его «стилем постамента» — так и думаешь: куда ж памятник-то подевался? Глубокие вертикальные желобы в деревянной броне ассоциируются с каннелюрами колонн или пилястр — еще один античный мотив, в дополнение к имени. Ясно, что было невозможно поместить трансформаторы внутрь моноблоков. Свободного места там нет, к тому же даже без выходных трансформаторов для перемещения этих глыб требуется не менее четырех крепких мужиков — возможно, тяжелоатлетов. Мощность трансформаторов — около 8 кВт при мощности питания около 3 кВт и сечении железа 80 кв. см!

ВЫХОДНЫЕ ТРАНСФОРМАТОРЫ ERATO

 

Предусилитель проектировался с учетом возможности играть на длинный кабель и невысокую нагрузку. Фактически он представляет собой однотактный агрегат мощностью около 4 Вт и мог бы работать как полный усилитель, подавая сигнал непосредственно на достаточно чувствительные акустические системы.

 

Повсюду в Erato применены комплектующие высочайшего качества: отборные лампы (о них ниже), бумажно-масляные высоковольтные конденсаторы Duelund (алюминиевая, медная и серебряная фольга проложена плотной бумагой, пропитанной чистым минеральным маслом; использован лак, выработанный из натуральных материалов)…

 

Как говорилось выше, многие элементы конструкции делались за рубежом. Корпусами занимались белорусские умельцы; материал — массив ясеня с тонированием. Лак не скрыл, а только подчеркнул характерные для древесины ясеня продольные поры (корпус Ligeia выполнялся из близкого ясеню по текстуре, но более темного дуба); на мой взгляд, еще более благородно смотрелась бы отделка высококачественной восковой мастикой — только ею покрывают ценную мебель из дуба. Происхождение выходных трансформаторов (железо, намотка) тоже зарубежное (без конкретики).

 

Реторты, колбы, пробирки…

 

УСИЛИТЕЛЬ МОЩНОСТИ.

 

Могучий пентод ГУ-80 (в Erato применен советский образец 1962 года) — это копия лампы TelefunkenRS 384, которая уже в 1939 активно применялась в технике вермахта. В выходном каскаде моноблоков ГУ-80 включена в триодном режиме, в котором демонстрирует отличные характеристики. Мощность на аноде 450 Вт, ток покоя 500 мА и низкое внутреннее сопротивление около 500 Ом позволяют получить достаточно высокий демпинг фактор при любой нагрузке. Лампа очень линейна.

 

Входной триод VT-25 (США, конец 1950-х) разрабатывался и в первое время использовался как выходная или драйверная лампа в УНЧ. Обладает высокой линейностью и большим начальным током, благодаря чему может легко раскачивать любую лампу. В моноблоке работает на драйвер 300B.

 

Благодаря большому анодному напряжению и высокой линейности триод 300В свободно раскачивает выходную лампу. В усилителе от него требуется высокая амплитуда напряжения 480 вольт Р-Р. В Erato использованы современные саратовские лампы.

 

В стабилизаторе блока питания усилителя мощности работают две 6AS7 (Канада, 1970-е), две 6ж4с («Светлана», 1964) и четыре сг4 (1967)

 

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ УСИЛИТЕЛЬ.

 

Пентод WE310 (в Erato применены экземпляры производства США, WesternElectric, 1939) использовался в первых киноустановках WesternElectric для раскачки 300В. Эта очень линейная лампа работает в предварительном усилителе в пентодном режиме; вторая сетка стабилизирована параметрическим стабилизатором.

 

Основные преимущества выходного 40-го триода — высокая линейность вольт-амперной характеристики и низкие искажения. Применена современная лампа болгарского производства.

 

Стабилизатор блока питания предусилителя построен на двух 6AS7, двух 6ж4, двух с201г (СССР, 1954) и двух VR-150 (Франция, 1957).

 

AT CONCERT HALL В ФИЛАРМОНИИ

 

Сравнивая Ligeia и Erato, замечу, что то звучание последнего ближе мне как слушателю. Звучание Ligeia воспринимается как спокойное, умиротворенное, без взрывного драматизма, и вместе с тем, как ярко индивидуальное и, пожалуй… слишком красивое. Если вообще можно говорить об избытке красоты. Ligeia выводит на авансцену слушательского внимания собственную очень сильную индивидуальность, как бы предлагая музыке подчиняться. В отношении звучания Ligeiaможно говорить в первую очередь о красоте аудиокартины, и лишь во вторую очередь — о красоте собственно музыки. Правда, нельзя сказать, что Ligeia это явно вредит. Комплекту Eratoконструктор привил более динамичный и вместе с тем более нейтральный и академический голос.

 

Квинтет Erato дает проявиться в первую очередь музыке, отодвигая собственное звуковое «я» на второй план. Это «я», однако, хорошо различимо. В материалах о Ligeia и, ранее, о Lilt я отмечал присущую этим компонентам глубокую вокальную экспрессию, которую для себя даже называл «звуковым стилем Семина». В звучании Erato это качество не доминирует, присутствуя наряду с другими. Основные музыкальные размерности: горизонталь (мелодия, полифония), вертикаль (гармония, колорит) и третье «D» — пространство и сцена — предстают в стиле Erato в столь замечательном балансе, что впору говорить о «золотом сечении» (пресловутая «середина», как помним, сделана из того же металла).

 

Производители дорогой ламповой аудиотехники неустанно заботятся о том, чтобы лампы не возымели в конструкциях слишком много воли — на точных акустических весах инженеры взвешивают и затем дозируют присутствие в звучании пресловутой «ламповости». Если таковой слишком много, то музыка передается неправдоподобно, более или менее вольно и даже «расхристано». А если слишком мало, то, спрашивается, зачем вообще инженер сделал ставку на лампы? Erato балансирует эти качества весьма искусно, даже артистично. В моем понимании — как надо. Это действительно нейтральное звучание со всем самым хорошим, что мы вкладываем в понятие «нейтральное».

 

LAST BUT NOT ULTIMATE

 

Как-то раз Алексей Семин назвал этот свой усилитель «последним» — не в том смысле, который англичане вкладывают в слово «ultimate» (Семин, вообще-то, скромный человек), а в буквальном смысле. Однако прошло совсем немного времени, и он стал делиться мыслями об еще одном агрегате, снова на ГУ-80 (видимо, лампа ему полюбилась), в котором он что-то сделает по-другому. Так или иначе, из призыва «никогда не говори никогда», конечно, не вытекает рекомендации всегда говорить «всегда».

 

Наконец, Алексей задумал создать совсем уж не свойственную для него, как многолетнего адепта лампы, вещь: транзисторные моноблоки. Он показывал мне корпуса, непросто разместившиеся в багажнике большой машины. Это уже не оппортунизм, а, ревизионизм какой-то.

 

SUMMARY

 

Многие признáют усилительную систему S.A.Lab Erato одним из значительных достижением в области ламповой усилительной техники (то же самое будет справедливо сказать и о Ligeia). Это стройная, глубоко продуманная конструкция уровня аудиоискусства (state-of-the-art). Хочется именовать Erato пафосно: The Lord of the Tubes. Если и есть здесь какие-либо компромиссы, то ведомы они только Алексею Семину. Звучание Erato весьма далеко от схемы, оно многогранно и многослойно. Кроме того, удача была в этот раз всецело на стороне конструктора. Система Erato будет по достоинству оценена самыми взыскательными меломанами, хотя ее, вероятно, не одобрят «зеленые»: очень уж велика потребляемая мощность (почти киловатт только одного моноблока!). Так или иначе, не думаю, что в повестку дня конференций когда-либо будет включена тема наподобие «S.A.Lab Erato и глобальное потепление». Обогреть ламповым теплом комнату прослушивания — другое дело… И камина не нужно.

SPECIFICATIONS

S.A.LAB ERATO

Preamplifier

Output voltage, V                                               12

Frequency response (max. power, –1дБ), Hz    50 — 45000

Выходноесопротивление, Ohm                       9

Signal-to-noise ratio, dB                                     90

THD (100 Ohm), %                                               0,03

Input impedance, кОhm                                     100

Power consumption, W                                      370

Monoblock

Output stage — single end, class А1/А2

Output power (4/8 Оhм, А1, 0,4% ), W                 75/42

Output power (4/8 Оhм, А2, 0,6%), W                 102/60

Frequency response (max. power, –1 dB), Hz    10 — 40000

Signal-to-noise ratio, dB                                      95

THD (50% power), %                                            0,08 %

Output impedance, Оhм                                      0,5

Sensitivity, V                                                          7,5

Input impedance, Оhм                                         275

Power consumption (one channel), W                 950

 

All rights reserved. Все права защищены

Политика обработки персональных данных

Где купить?

FAQ

© Copyright by Gotomedia

Фонокорректоры

Трансформаторы