Где купить?

6MOONS AUDIO REVIEWS: S.A.LAB 300B SE

This review was especially written for us by the editor of Russia’s AudioMagazine and translated from Russian by Viacheslav Savvov to introduce an exotic Russian hifi brand to a broader audience. The writer’s signature at the end shows an e-mail address should you have questions or wish to send feedback. All images contained in this review are the property of Artjom Avatinjan — Ed.

 

Reviewer: Artjom Avatinjan

Translator (Russian to English): Viacheslav Savvov

Sources: CD-player TAD D600, turntable Spiral Groove SG1.1, tape recorder Studer A810

Step-up transformer S.A.Lab

Phono preamplifier S.A.Lab London

Integrated amplifier S.A.Lab White Knight Special Edition, S.A.Lab Erato

Loudspeakers: Tannoy Canterbury GR, Super Tweeter Tannoy ST200

Cables: interconnects Physic Style Everest, acoustic S.A.Lab

Equipment rack: Finite-Elemente Pagode Master Reference HD07

Review component retail: [€ 34 000]

6moons продолжает знакомить широчайшую аудиторию сайта с творчеством российского аудиоинженера Алексея Семина и его на редкость интересными творениями под маркой SA Lab (Sound Analysis Laboratory; в прошлом году компания отметила 10-летний юбилей). Прежде я рассказывал о бескомпромиссных ламповых шедеврах SALab: трехблочном усилительном комплексе Ligeia (Lord of the Tubes, на редкой старой британской лампе 14D13), пятиблочном Erato (Valve Everest, на российской ГУ-80)

Напомню, что инженер принципиально тяготеет к классической ламповой и транзисторной схемотехнике (никаких схем класса D, импульсного питания и т. п.), к использованию в своих ламповых компонентах лучших в параметрическом и звуковом отношении электровакуумных приборов, произведенных, как правило, не позже второй трети прошлого столетия (1960-е годы; Алексей Семин объясняет это тем, что старые технологии ныне практически утрачены, соответствующие производства давно выработали свой ресурс, и в большинстве случаев то и другое не восполняется, да и просто лучшим звучанием старых ламп).

Глава S.A.Lab проявляет исключительное внимание к организации электропитания и качеству выходных трансформаторов, в т. ч., к железу, на основе которого последние делаются, проектирует их с немалым «запасом» (во многом именно этим обусловлены исполинские размеры, колоссальная масса и высокое энергопотребление топовых ламповых комплектов S.A.Lab). Семин строго контролирует музыкальный почерк и качественный уровень электронных компонентов. Причем, для него важно не столько то, считаются ли тот ли иной компонент или бренд аудиофильскими, сколько их реальные музыкальные возможности. Беседуя с Алексеем, я неоднократно ловил себя на мысли, что ему удается держать в памяти и неуклонно пополнять своеобразный ментальный банк электронных компонентов с присущими им звуковыми особенностями, и что при работе над тем или иным проектом он не только компонует схему, как инженер, но и как бы творит уникальный звукомузыкальный купаж, по аналогии с производителями элитного коньяка или виски (только вот творения S.A.Lab не бывают «односолодовыми» или «неудачного урожая»)… Замечу также, что при этом в музыкальная строгость и точность никогда не приносится в жертву индивидуальности, не возникает мыслей, что звучание усилителей S.A.Lab «винтажное» или старомодное, что в нем слишком много от представлений от разработчика, и недостаточно — от содержащейся в записях реальной музыки)…

 

Читатель, возможно, обратил внимание на неоднократное упоминание триода 300Bв рассказе о Ligeia и Erato. Во время наших с Алексеем встреч он говорил о 300B, пожалуй, не реже и с не меньшим желанием, чем об основных лампах для соответствующих компонентов: 14D13 или ГУ-80. В обоих случаях 300Bвыполняет роль драйвера для выходной лампы моноблоков.

Конструктор подчеркивал значительные технические (параметрические) и исключительные музыкальные достоинства прямонакального триода, изобретенного Western Electricв конце 1930-х. Эти его мнения и оценки, как известно, звучат в унисон с позицией значительной части аудиофильского сообщества — триод 300Bможно считать самой аудиофильской лампой. Вот что Алексей говорил о 300B. «ГУ-80 в триодном включении напоминает мою любимую 300B». «Беспроигрышный кандидат на роль драйвера для ГУ-80 — это 300B, которая позволяет получить огромный раскрыв, большое усиление за счет предыдущего каскада и очень хорошую линейность. Можно было бы поставить 2A3 или другую лампу, но «трехсотка» все-таки вне конкуренции». «Благодаря высокому анодному напряжению и отличной линейности триод 300В свободно раскачивает выходную лампу». «Достоинства 300B: отличная ВА-характеристика и линейность, идеальный для звука спектр искажений при максимальном сигнале, низкое внутреннее сопротивление, высокая рассеиваемая мощность». Другие любимые Алексеем лампы — это (по его словам) ГУ-80 («300Bочень похожа по звуковому почерку на ГУ-80, но «трехсотка» проще в реализации, ведь напряжение ГУ-80 — почти киловольт, а у 300B — вдвое меньше: 450 вольт»), 6L6 и EL84.

 

Все обрисованные мною выше линии судьбы, ума и сердца логически привели к появлению в 2014 году усилителя с триодом 300B во главе лампового коллектива (выходная лампа). Однотактный агрегат получил соответствующее название: 300B SE (Single Ended). Тут же скажу, что из мастерской Алексея Семина вышел также не менее интересный двухтактник на 300B: 300B PP (Push Pull).

 

Основной стимул к созданию однотактного усилителя на 300B Алексей Семин (если опустить слова о любви к этой лампе) формулирует коротко: «Обычно на 300B делают небольшие минималистские однотактники с 5–7 ваттами выходной мощности — для звуковых гурманов, имеющих сверхчувствительные колонки. Я же решил сделать существенно более мощный прибор и поставил на выходе по три лампы в каждом канале в параллельном включении и в однотакте». В итоге получился усилитель номинальной мощностью 25 Вт на канал (8 Ом), а с учетом предусмотренной конструктором возможности переключения режима выходных трансформаторов (тумблер на тыльной стенке усилителя) — 35 Вт.

В 300B SE Семин применил современные 300Bроссийского производства (Саратов). «Я сравнивал саратовские 300Bс экземплярами Western Electric. Выяснилось, что российская лампа держит мощность в среднем на 5 Вт больше. К тому же очень сложно подобрать тройки WesternElectric. А разница по цене между старыми американскими и новыми российскими лампами — просто космическая. Так или иначе, качество современных саратовских ламп объективно и субъективно очень высокое». В соответствии с идеологией разработчика остальные использованные в усилителе 300B SE лампы — старые, NOS.

 

Алексей реализовал в усилителе 300B SE схему Лофтин-Уайт (названа по именам инженеров, опубликовавших ее описание в журнале «RadioNews» в конце 1920-х), предусматривающую три усилительных каскада: входной, драйверный и выходной. Важнейшая особенность S.A.Lab 300B SE заключается в том, что все связи между лампами и каскадами — исключительно прямые: в сигнальном тракте отсутствуют конденсаторы! Это потребовало сделать большое число ламповых стабилизаторов питания — по шесть в каждом канале.

 

На входе стоит пентод EL803, работающий в пентодном режиме (Philips, 1967); драйвер на EL84 (Telefunken, 1959) включен как триод; на выходе, как говорилось выше, трудятся два трио 300B (в параллельном включении).

Как всегда, инженер уделил самое большое внимание выходным трансформаторам, значение которых для звука он считает первостепенным. «По трансформаторам проделана уникальная работа», — коротко заметил он. Надо сказать, что Алексей исключительно редко употребляет слово «уникальный» по отношению к тому, что делает, хотя объективно многое, что он делает — уникально (взять хотя бы термостабильные транзисторные модули на основе компаундов с разной теплопроводностью в White Knight или ЦАП на основе полностью дискретной схемы)… Выходные трансформаторы 300B SE сделаны на основе П-железа (металл из Южной Кореи), намотаны галетным способом: каждый имеет 4 галеты по 9 секций. Масса каждого трансформатора превышает 50 кг, в результате чего усилитель получился совершенно неподъемным — никак не меньше 150–170 кг. Мне не удалось даже пошевелить этот «гаргантюа» на полу.

 

300BSEсостоит из двух блоков: собственно усилителя и маскирующегося под моноблок блока питания таких же, как и усилитель, габаритов, но существенно меньшей массы. Кроме электропитания последний других функций не несет.

 

Стабилизатор выходного каскада (в каждом канале) реализован на лампе 6с33с; драйвер — EC360. Входная лампа стабилизирована при помощи стабилитронов СГ4. Подземные питания сделаны также на стабилитронах: VR150 (Франция, 1967).

В своих ламповых усилителях Top-класса, к которым следует отнести и 300B SE, Семин всегда обеспечивает раздельное питание анодов ламп (накалы). Он предусмотрел отдельные анодные трансформаторы в каждом канале 300B SE. Питание всех каскадов осуществляется постоянным током и стабилизируется посредством синфазных дросселей: всего применено 10 дросселей и 8 накальных трансформаторов. Выпрямители анодного напряжения реализованы на высоковольтных диодах Шоттки и тоже имеют по два дросселя в цепях питания. Таким образом, комплекция (габариты и масса) 300B SE и его частей обусловлена описанным выше весьма близким к бескомпромиссному подходом к реализации схемы и организации электропитания.

 

Алексей предусмотрел возможность отключения накалов ламп при помощи одного из двух тумблеров на задней панели (остальная схема остается в рабочем режиме); можно выключить усилитель, оставив включенными только накалы ламп для поддержания полной готовности к работе. Вторым тумблером переключается режим трансформации (25/35 Вт).

 

Внешне 300BSEобнаруживает много общего с другими моделями S.A.Lab высокого уровня: Ligeia, Eratoи White Knight. Все эти усилители имеют корпуса одной и той же формы, различаются только размеры (300B SE занимает промежуточное положение между Erato/Ligeiaи White Knight, ближе к первым). Корпуса блоков рассматриваемого усилителя изготовлены склеиванием большого числа листов фанеры сложного геометрического профиля, с горизонтальной ориентацией, шлифовкой и отделкой матовым лаком. Все лампы расположены сверху — для них сделаны круглые отверстия в толстых (10 мм) квадратных панелях из матового стекла, с кольцами из нержавеющей стали по периметру каждого гнезда. Все сделано, как говорится, без сучка и задоринки…

 

В центре постаментов усилителя и блока питания можно видеть цифровые табло в стиле S.A.Lab (окошечки на пластинах из нержавеющей стали), показывающие действующие (реальные) значения усиления (дБ) и сетевого напряжения. На блоке питания спереди и в центре расположена большая, подсвеченная по контуру кнопка включения. Ручка на усилителе (единственный орган управления), как и у White Knight, трифункциональная — служит для управления включением/выключением (нажать и держать 2–3 секунды), выбора одного из четырех несимметричных входов (нажать и крутить) и, наконец, для регулировки громкости (крутить). Центральные передние части усилителя и блока питания закрыты вертикальными прямоугольниками матового стекла (таким же, которое можно видеть сверху). Задние панели приборов изготовлены из толстых полированных листов нержавеющей стали.

 

Функциональность 300B SE не ограничивается возможностями фронтальной ручки. Функции последней дублируются комплектным ПДУ (к сожалению, стандартный вариант, в пластике), при помощи которого можно также активировать режим Mute, регулировать яркость индикации и программировать таймер выключения.

Во время музыкальной экспертизы я использовал в качестве референсного — опорного усилителя другую модель S.A Lab: White Knight, с некоторых пор дну из лучших для меня в музыкальном отношении. В контрольном тракте фигурировали хорошо знакомые компоненты: акустические системы Tannoy Canterbury GR с Super Tweeter ST200 (по словам одного моего знакомого, многоопытного эксперта, «хорошие колонки, конечно, но их очень непросто “завести”»), цифровой источник TAD D600…

 

Несколько слов о «форсажном» режиме работы выходных трансформаторов (35 Вт). Очевидно, что основным и наиболее предпочтительным является режим номинала, т. к. при активации верхнего режима звучание 300BSEстановится заметно менее пластичным, в нем проявляются напряженность, возбужденность. Правда, последнее будет прослушиваться при воспроизведении акустической музыки; тыловой тумблер может оказаться полезным в обстановке веселых parties, когда нужно «поддать жару» и в взвиинтить атмосферу (Алексей называет этот режим «дискотечным»).

Совершенно очевидно, что 300B SE и White Knight весьма близки друг другу по такому важнейшему для меня (и, вероятно, для большинства слушателей) компоненту, как «близость музыки». Необходимо дать объяснение этому определению.

 

Близость музыки не имеет прямого отношения к восприятию звуковой сцены или музыкальной перспективы или к отдельным аспектам звуковоспроизведения, таким как тональный или тембральный баланс, динамический диапазон и т. д. Она связана с комплексным и целостным восприятием музыки как высокоорганизованной акустической и эмоциональной энергии и определяется степенью схематизма и упрощений, вносимых аудиосистемой в музыку по сравнению с хранимыми в памяти представлениями об идеальном звучании, будь то естественном (впечатления от прослушивания музыки, например, в концертном зале) или искусственном (идеальная аудиосистема). Дистанция между музыкой и слушателем сокращается намного, скажем, при переключении с CD-проигрывателя на катушечник StuderA810. Или с переходом какого-нибудь хорошего или даже очень хорошего усилителя — на S.A.Lab 300B SE.

 

Скажем, воспроизводился великолепный диск «Etudes» (Hyperion) несравненного Марка-Андре Амлена (Hamelin). Как только начал звучать этюд си-бемоль минор по «Кампанелле» Паганини-Листа, возникло ощущение прямого слушательского контакта с пианистом. Эффект присутствия проявлялся в этом случае необыкновенно явно — казалось, пианист музицировал здесь, в комнате, прямо перед колонками. Звуковой образ был совершенно полноценным: регистры рояля отображались без вызывающих хоть малейшее подозрение девиаций, ощущались глубина тембра, богатство резонансов и объемность фортепианного тона… Именно над сокращением дистанции между слушателем и музыкой – над приближением музыки — работают создатели высококлассной аудиоаппаратуры, и Алексей Семин весьма в этом преуспел.

За счет чего создавалось это впечатление необыкновенной близости музыки? Может быть, за счет особой сладости рояльного тона? Или укрупнения нижних октав рояля или особенно красивых россыпей сверхвиртуозных пассажей в верхнем регистре? Или за счет приближения музыкальной авансцены, огней рампы?.. Ничего подобно. В звучании 300B SE, как и White Knight, отсутствуют какие-либо специфические звуковые трюки, в нем нет ничего поверхностного. Оно строгое, даже можно сказать — академически строгое и вместе с тем — наполненное живым дыханием музыки. Я могу судить об этом, основываясь на опыте практикующего музыканта и восприятия музыки во многих концертных залах, как на сцене, так и с позиции слушателя. Как известно, музыкальные пристрастия разработчика часто накладывают отпечаток на звуковой почерк создаваемой им продукции. Некоторые даже прямо заявляют что-то вроде «MadeforJazz». Я не раз мысленно удивлялся, как удается Алексею Семину, который, кажется, слушает классическую музыку в последнюю очередь, создавать технику со столь строгим и точным звучанием, которое практически не оставляет места для критики обладающих обостренным слухом музыкантов (хотя аудиофилу, не исключаю, может захотеться чего-то «особенного»). Очевидно, это не имеет никакого значения, если на уровне конструкции все сделано как надо — мастерски, предельно аккуратно и вдумчиво — и с большим запасом, в первую очередь, в отношении питания.

 

В какой мере звучание S.A.Lab 300B SE может восприниматься как ламповое? И что в нем конкретно от 300B? Ответить на первый можно так: ламповость как таковая ощущается здесь лишь подспудно, в виде неявного звукового контекста. Дать удовлетворительный ответ на второй я, пожалуй, не смогу.

 

Я и мои коллеги не раз отмечали, что в случае аудиоаппаратуры самого высоко качественного и музыкального уровня рассуждения а ламповости, транзисторности и т. п. в значительной мере утрачивают смысл. Однако я все же выскажу ряд наблюдений. Возможно, с присутствием в схеме ламп можно связать то, что в звучании 300Bпо сравнению с White Knight несколько более выпукло проявлена не раз отмеченная мной ранее особенность звукового стиля S.A.Lab: особенно экспрессивное преподнесение линеарного — мелодического компонента музыки. Помнится, я даже дал Ligeiaназвание «певучее чудо».

На счет ламп можно отнести также некоторое преобладание в музыкальном стиле 300B SE эмоционального аспекта над интеллектуальным в рамках в целом позитивного баланса. Усилители обнаруживают тонкие отличия в отработке передних фронтов звуков (переходная характеристика): атаку White Knight можно определить как безупречную и аутентичную, тогда как у 300B SE она еле заметно — весьма аккуратно сглаженная, отчего звучание лампового усилителя воспринимается как особенно естественное и совершенно живое. Необходимо пояснить: острая атака, характеризующаяся отображением мельчайших особенностей музыкальной графики и штриха — штука во многом специфически аудиофильская, имеющая отношение только к аудио: в естественных акустических условиях (концертный зал) она за редкими исключениями не проявляется, потому что акустика, большой воздушный объем зала функционирует как демпфер, сглаживающий, притупляющий разнообразные звуковые колкости (послушайте, как звучит в камерном зале клавесин или классическая гитара, и сравните это звучание со звучанием аудиофильских записей этих же музыкальных инструментов).

300B SEи White Knight дают чуть различающиеся представления об акустическом пространстве. При воспроизведении одних и тех же записей при помощи 300BSEи White Knight кажется, что в первом случае акустика отличается несколько большей реверберацией и способствует легчайшему потеплению музыкального колорита, а во втором — она более сухая и острая.

 

Наконец, последнее, что я мог бы отнести на счет ламп: музыкальные линии и «поверхности» выходят у 300B SE как бы отполированными при помощи дорогого лака со сдержанным сухим блеском без бликов.

 

Важно заметить, что все отмеченные особенности 300B SEне имеют ничего общего с тем, что принято называть окрашиванием, специфическим спектром гармоник или sonicsignature… Они лежат в плоскости тонких светотеневых градаций музыкального колорита и текстур.

 

Превосходное в динамическом отношении звучание 300B SE характеризуется полным и надежным контролем музыкального рельефа во всем частотном диапазоне и на всех уровнях динамической шкалы. Разумеется, 300B SE объективно уступает в этом отношении White Knight (90 Вт на 8 Ом) и тем более White Knight Special Edition (140 Вт). Однако энергетика «рыцарей» может оказаться востребованной в гораздо более просторных помещениях. Я слушал 300B SE в комнате площадью около 30 кв. метров, и во время экспертизы ни разу не возникало ощущения близости верхнего предела динамических возможностей усилителя, в т. ч. при воспроизведении масштабного tutti большого симфонического оркестра, большого соборного органа c 32-футовыми трубами и глубочайшей педалью или музыки вроде Tower of Power… Уверен, на всякого слушателя произведет сильное впечатление, когда в моменты мощных акцентированных оркестровых кульминаций весь широчайший звуковой фронт мгновенно и синхронно подается вперед, точно строй вышколенных ландскнехтов, или когда колонки, уверенно управляемые усилителем, мечут весомые звуковые ядра во фрагментах с литаврами или большим барабаном из DiesiraeДж. Верди («Requiem»), «Весны священной» Стравинского или симфонии «Magma» Тююра (Tüür)…

Не дает ни малейших поводов для критики нижний регистр 300B SE: усилитель транслировал бас во всей совокупности частотных, тембровых, динамических и скоростных компонентов и без каких либо изъятий. Он не давал пищи для рассуждений о компромиссности ламповой техники по части баса. Считаю, что в этом отношении 300B SE и White Knight играют на равных.

 

Завершить рассказ о 300BSEмне хотелось бы еще одним общим наблюдением. Представление музыки усилителем неизменно характеризуется высочайшей ясностью и эстетичностью.  Меня не покидало ощущение прямого тока чистой музыкальной энергии, и что музыка преподносится 300BSE, с одной стороны, высокодетально, необыкновенно подробно и красочно, а с другой, совершенно безыскусно, просто как музыка — в соответствии со слоганом S.A.Lab, такой «какая она есть». Nothing but music…

aa@hi-fi.ru

All rights reserved. Все права защищены

Политика обработки персональных данных

Где купить?

FAQ

© Copyright by Gotomedia

Фонокорректоры

Трансформаторы